Внелитературная лексика это:

Внелитературная лексика
– это слова и словосочетания, а также их отдельные значения, находящиеся за пределами лит. языка.
К ним относятся диалектизмы, вульгаризмы, жаргонизмы и арготизмы, просторечия и под.
Все эти единицы языка время от времени пополняют его литературную часть как носители экспрессивных, эмоционально-оценочных значений.
Но и находясь за пределами лит. языка, они активно используются создателями текстов, в том числе худож. и публиц. в качестве стилистических средств.
I. Диалектизмы – слова или словосочетания, принадлежащие какому-либо диалекту и употребляемые в лит. языке со стилистическими целями: создания местного колорита, речевой характеристики персонажей и под. Напр.: Все вечера, а то и ночи сидят (ребята) у огончиков, говоря по-местному, да пекут опалихи, то есть картошку (Ф. Абрамов).
Умело введенные диалектизмы являются сильным средством речевой экспрессии.
Злоупотребление диалектными словами и оборотами приводит к засорению языка и затемнению смысла текста. Поэтому при использовании диалектизмов, особенно в публиц. тексте, следует проявлять большую осторожность.
II. Просторечная лексика – слова, выражения, формы словообразования и словоизменения, не входящие в литературный язык, характеризующиеся оттенком упрощения, сниженности, грубоватости, часто используемые в лит. произведениях и разг. речи как экспрессивные элементы. Напр.: башка, дохлятина, нахрапистый, давеча, завсегда, отродясь, напополам, инженерá, шоферá, мóлодежь, средствá, хозяевá, транвай, колидор, чулков, носок, туфлей.
Просторечие как разновидность национального языка находится как бы между лит. языком и диалектом. Чаще к просторечию относят ненормированную речь городских низов, на которую оказывают большое влияние, с одной стороны, диалекты, с другой – жаргоны. В этом случае говорят о городском просторечии: Как я есть приехадши из города, так нельзя ли собрание собрать? (М. Зощенко).
III. Вульгаризмы. Разновидностью просторечной лексики являются вульгаризмы, бранные слова, фамильярная лексика. Вульгаризмы (от лат. vulgaris – простой, обыкновенный) – грубые просторечные слова и выражения, встречающиеся в живой разговорной речи, текстах СМИ, литературе, публицистике и т.д.
Напр.:
Нами
лирика
в штыки
неоднократно атакована,
Ищем речи
точной
и нагой.
Но поэзия –
пресволочнейшая штуковина,
Существует –
и ни в зуб ногой.
(В. Маяковский)
К любым
чертям с матерями
катись
Любая бумажка…
(В. Маяковский)
Вульгаризмы очень близки к жаргонизмам (см.) прежде всего своей резкой оценочностью, экспрессивностью. Как правило, это стилистически сниженные синонимы слов и выражений лит. языка. Ср.: лицо – харя, морда, рожа, рыло; кушать – жрать, лопать, трескать; плохой человек – сволочь, скотина, гад, подлец и т.д.
Яркая экспрессивность и оценочность В. приводят к их широкому употреблению в текстах разных стилей речи для выражения разнообразных эмоций – от восхищения до негодования. Напр.: Хмурое мурло мещанина высовывается во все щели. И все, что это мурло заглатывает, оно заглатывает, не нарушая ни одного пунктика кодекса (Л. Лиходеев); Вы должны научиться "жрать" знания. Я всегда в таких случаях вспоминаю Шаляпина. Как-то на вечеринке сидел я с Мамонтовым, и мы издали наблюдали молодого Шаляпина, находившегося в кругу больших мастеров. Там были Репин, Серов и др. Он слушал их с жадностью, стараясь не проронить ни единого слова. Мамонтов толкнул меня и сказал: "Смотри, Костя, как он жрет знания" (К. Станиславский).
В худож. текстах В. используются, как правило, в речи персонажей как характерологическое средство. Напр.: А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосы на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать. <…> А еды нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или щей, то хозяева сами трескают (А. Чехов).
В. используются и как элементы языковой игры (см.), для выражения иронии (см.)., сарказма (см.) и тому под. Напр.: Дураково дело не богато; Тише едешь – шире морда; Для меня праздник – что для лошади свадьба: морда в цветах, а зад в мыле; В своем кругу даже круглый дурак на месте;
"Скажи, что нового". – Ни слова.
"Не знаешь ли, где, как и кто?"
– О братец, отвяжись – я знаю только то,
Что ты дурак… но это уж не ново.
(А. Пушкин)
В этом мире неверном не будь дураком:
Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,
Трезвым оком взгляни на ближайшего друга –
Друг, возможно, окажется злейшим врагом.
(Омар Хайям)
Употребление В. вне стилистических целей является нарушением речевого этикета, норм лит. языка и показателем низкой общей культуры говорящего.
IV. Жаргонизмы (от франц. jargon) – слова и обороты, входящие в состав какого-либо жаргона и при этом широко используемые за его пределами, в общей речи. Напр.: фэн (поклонник), шнурки (родители), путана (проститутка), видак (видеомагнитофон) и т.д.
Ж., теряя связь с источником (жаргоном), переходят в общенародный язык и воспринимаются как разговорные или просторечные слова: наезжать (преследовать), клёвый (хороший), кемарить (дремать) и т.д.
Ж. всегда экспрессивны или оценочны: "в жаргонном слове содержится значение не только литературного эквивалента, но и еще нечто – социальный довесок, поэтому у жаргонизмов более богатая семантика <…>, чем у их обыкновенных, а потому и пустых в известном отношении, эквивалентов "нормального языка" (Е.Д. Поливанов).
Как правило, Ж. являются стилистическими дублетами литературных слов, т.е. их синонимами (см.).
Источниками Ж. являются: заимствования из других языков (чувак – из цыганск., атас – из франц., мани – из англ.); переосмысление слов литературного языка (рвать когти, делать ногибыстро убегать); новообразования (междусобойчикдружеское неофициальное общение); усечение (преподпреподаватель, физичка, химичка, математичка и под.), аббревиация (комоккоммерческий ларек), суффиксация, конверсия, метонимия и многие другие способы.
Ж., как правило, делают речь вульгарной, блатной, грубой.
V. Арготизмы (от франц. аrgot – жаргон) – слова и обороты, входящие в состав какого-либо арго (условная речь относительно замкнутой социальной группы или сообщества, нередко с элементами "тайности": театральное, спортивное, воровское, картежное, армейское и др. виды арго) и при этом широко используемые в общей речи.
Как правило, арготизмы теряют связь с корпоративным источником (арго) и первоначальной средой обитания, но сохраняют яркую экспрессивную окраску: тусовка (встреча, вечеринка "своих"); на халяву (даром); стоять на стрёме (следить), шмотки (вещи) и др.
Основной группой арготизмов являются общенародные слова с особым специфическим значением: загорать (простаивать); хвост (несданный экзамен); в натуре (правильно) и др.
Многие из арготизмов, потерявших связь с арго, воспринимаются как разговорные или просторечные слова: смыться (уйти); тарахтеть (говорить без толку); втирать очки (лгать); липовый (фальшивый) и др.
В худож. или публиц. тексте арготизмы используются как стилистическое средство, прежде всего для речевой характеристики персонажей, реалистического изображения соответствующей описываемой обстановки, быта.
М.М. Бахтин в работе "Слово в романе" (1934–1935) писал: "Роман – это художественно организованное социальное разноречие, иногда разноязычие, и индивидуальная разноголосица. Внутренняя расслоенность единого национального языка на социальные диалекты, групповые манеры, профессиональные жаргоны, жанровые языки, языки поколений и возрастов, языки направлений, языки авторитетов, языки кружков и мимолетных мод, языки социально-политических дней и даже часов (у каждого дня свой лозунг, свой словарь, свои акценты), – эта внутренняя расслоенность каждого языка в каждый момент его исторического существования – необходимая предпосылка романного жанра".
Вне этих функций арготизмы засоряют речь говорящих, делают ее вульгарной, блатной и т.п.
В последние десятилетия, как отмечают исследователи, в литературу и общенародный язык "мощным потоком хлынула <…> арго-тюремная лексика. Некогда зашифрованный язык блатных – феня, созданный для общения воровской касты, теряет свою функцию тайноречия и становится общедоступным: баксы (доллары), лимон (миллион), кайф (наслаждение, удовольствие) и многие другие слова вытесняют свои книжные варианты" (О.А. Клинг).
Лит.: Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка. – М., 1972; Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М., 1975; Шмелев Д.Н. Современный русский язык. Лексика. – М., 1977; Калинин А.В. Лексика русского языка. – М., 1978; Лихачев Д.С. Черты первобытного примитивизма воровской речи // Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы). – М., 1992; Елистратов В.С. Словарь московского арго. – М., 1994; Скворцов Л.И. Арго // Русский язык: Энциклопедия. – М., 1997; Шахнарович А.М. Арго // Языкознание: Большой энциклопедический словарь. – М., 1998; Клинг О.А. Словарь поэтический // Введение в литературоведение. – М., 1999; Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. – М., 2001.
О.Н. Емельянова

Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. "Флинта", "Наука". . 2003.

Смотреть что такое "Внелитературная лексика" в других словарях:

  • внелитературная лексика — Слова, находящиеся за пределами литературного языка (диалектизмы, арготизмы, жаргонизмы, вульгаризмы) …   Словарь лингвистических терминов

  • лексика внелитературная — см. внелитературная лексика …   Словарь лингвистических терминов


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»