Языковедческие функциональные методы: дискурсивный анализ это:

Языковедческие функциональные методы: дискурсивный анализ
В современной парадигме языкознания, характеризующейся функционально-деятельностным и антропоцентрическим подходом(ами) к исследованию языка, все более распространенным становится дискурсивный анализ (Д. а.), как правило, опирающийся на учет экстралингвистических факторов. При этом обращение к Д. а. приводит к расширению традиционного объекта лингвистики, понимаемого теперь как "Междисциплинарная область знания, в которой, наряду с лингвистами участвуют и социологи, психологи… стилисты и философы <…>. Косвенные отношения связывают теорию дискурса с риторикой, разными версиями учения о функциональных стилях, с психолингвистикой, а также с разными направлениями в исследовании разговорной речи" (БСЭ. Языкознание, 1998). В.З. Демьянков, например, отмечает, что "формальные критерии дискурса рассматривают формы существования разговорного языка" (1995, с. 281). Ю.С. Степанов подчеркивает: "Дискурс – это первоначально особое использование языка для выражения особой ментальности…" (1995, с. 35–73). О необходимости комплементарного, интегрирующего подхода, объединяющего лингвистику текста и анализ дискурса, говорится в современных работах отечественных исследователей (см. О.Г. Ревзина, М.Л. Макаров, М.К. Басималиева).
Как известно, дискурс – многозначный термин. Различные подходы объединяет взгляд на Д. как на комплексный объект исследования, не поддающийся анализу на основе традиционных лингвистических методик, т.к. дискурсивные правила неимманентны правилам языковой системы. Можно выделить следующие трактовки термина-понятия "дискурс" и аспекты Д. а., развиваемые преимущественно в зарубежной лингвистике.
1. Группа высказываний, связанных между собой по смыслу и/или некоторым способом внутритекстовой организации, напр., "речь, присваиваемая говорящим, в противоположность "повествованию", которое разворачивается без эксплицитного вмешательства субъекта высказывания" (Бенвенист). В таком отрезке текста могут анализироваться способы связности и другие языковые практики, экстраполированные за пределы предложения, что позволяет выявить коммуникативную компетенцию говорящих, а также учесть влияющие на процесс текстопорождения культурные факторы, которые не относятся к собственно языку. Французская школа анализа Д. (Пешё, Серио) изучает разные типы порождения высказываний, т.е. понимает под Д. не эмпирический, а теоретический объект – инвариант для ряда актуализированных высказываний.
2. Устный или письменный текст, вербальный продукт коммуникативной деятельности, высказывание-результат, являющееся объектом интерпретации для реципиентов. В рамках данного подхода дискурс как явление речи противопоставляется тексту как абстрактной грамматической структуре, взятой только в аспекте системы языка или формальных лингвистических знаний, лингвистической компетентности. Теория речевых актов.
3. Комплексное "коммуникативное событие" (ван Дейк), протекающее между адресантом и адресатом в определенном социальном контексте (временном, пространственном и др.). Дискурс отражает вербальные и невербальные составляющие как письменной, так и устной коммуникации, все многообразие исторической эпохи, богатство индивидуальных характеристик участников акта общения (социальных, культурных, психологических). Данное направление анализа Д. подчеркивает динамический аспект функционирования текста.
4. Социально обусловленная система речи и действия, социальная формация, предписывающая правила говорения (М. Фуко). Понятие, имеющее более высокую степень абстракции, чем предыдущие. Д. в этом понимании может охватывать исторический период, социальную общность или тип культуры. Виртуально Д. включает в себя ресурсы, необходимые для производства текстов в данном дискурсивном пространстве, и правила, регулирующие процесс текстопорождения – производство текста адресантом и восприятие текста адресатом. Для коммуникантов эта виртуальная структура существует в виде отпечатков в памяти, а также в момент ее опредмечивания в действии. Актуально дискурс представлен в реальном процессе коммуникации и в совокупности текстов, произведенных в пространстве Д. Дискурсивные практики – анонимная система для построения новых высказываний, которой может воспользоваться любой включившийся в пространство Д. коммуникант. Структура дискурса накладывает ограничения на коммуникативную деятельность и одновременно предоставляет возможности для текстопорождения. Ведущие дискурсивные практики – практики формирования объектов, концептов, позиций коммуникантов. При этом объекты формируются по имманентным данному Д. правилам, концепты, функционирующие в пространстве дискурса, не могут отождествляться с ментальными структурами реальных коммуникантов, и, таким образом, можно говорить о том, что каждый Д. конструирует собственную "реальность". Дискурсивные текстопорождающие практики опредмечиваются в кодах, которые носят интертекстуальный характер, т.е. не поддаются выявлению и анализу в рамках текста как завершенной целостности.
Этот подход сближается по некоторым характеристикам с функциональной стилистикой, особенно если концептуализировать дискурсивное пространство в соответствии со сферами социокультурной деятельности. В то же время возможно выделение типов Д., не совпадающих по объекту с традиционно выделяемыми функциональными стилями (Д. агитационный, рекламный, идеологический или, скажем, медицинский, экономический). Существенным отличием дискурсивного анализа, особенно в лингвофилософских исследованиях постклассического направления, является то, что обращение к понятиям "дискурсивная практика" и "код" позволяет учитывать не только целенаправленную сознательную деятельность коммуникантов, но и факторы, организующие правила дискурсивного текстопорождения на бессознательном уровне: автоматическое воспроизведение коммуникантами знакомых дискурсивных практик и культурных кодов.
Лит.: Семиотика. – М., 1973; Бенвенист Э. Общая лингвистика. – М., 1974; ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация – М., 1989; Демьянков В.З. Доминирующие лингвистические теории в конце ХХ в. // Язык и наука конца ХХ в. – М., 1995; Степанов Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности Язык и наука ХХ в. – М., 1995; Фуко М. Археология знания – Киев, 1996; Кибрик А.А., Плунгян В.А. Дискурсивно-ориентированные исследования // Фундаментальные напрвления совр. американской лингвистики. – М., 1997; Большой энциклопедический словарь. Языкознание. – М., 1998; Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса а малой группе – Тверь, 1998; Басималиева М.К. О понятиях "текст" и "дискурс". – Филол. науки. – 1999. – №3; Ревзина О.Г. Язык и дискурс. – Вестник Моск. ун-та. – Сер. 9. – 1999 – №1; Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла: французская школа анализа дискурса. – М., 1999; Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса – СПб., 2001; Чепкина Э.В. Руский журналистский дискурс: текстопорождающие практики и коды (1995–2000): Дисс. … д-ра филол. наук – Екатеринбург, 2001; Мишланова С.Л., Пермякова Т.М. Дискурс: в поисках новой парадигмы // Стереотипность и творчество в тексте. – Пермь, 2001; Чернявская В.Е. Дискурс как объект лингвистического исследования // Текст и дискурс. – СПб., 2001; Алексеева Л.М., Мишланова С.Л. Медицинский дискурс: теоретические основы и принципы анализа. – Пермь, 2002.
Э.В. Чепкина

Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. "Флинта", "Наука". . 2003.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»