Диалогичность речи письменной это:

Диалогичность речи письменной
– это выражение в тексте средствами языка взаимодействия общающихся, понимаемого как соотношение смысловых позиций, как учет реакций адресата (в том числе второго Я), а также эксплицирование в тексте признаков собственно диалога. При этом понятие адресованности, обращенности включается в более широкое понятие Д. р., а диалогизация лишь как стилистический прием (Л.В. Славгородская, Э.В. Чепкина) отличается от понятия диалогичности.
В русистике основы теории диалога были заложены трудами М.М. Бахтина, Е.Д. Поливанова, Л.В. Щербы, Л.П. Якубинского в 20–30 гг. ХХ в. Знаменательно, что уже в это время понятие диалога связывается с реализацией коммуникативной функции языка, с социальной его сущностью. В работах этих ученых диалог предстает как форма речи, где наиболее полно реализуется коммуникативная функция языка.
Понятие диалога трактуется по-разному. При этом большинство языковедов объединяет подход к диалогу как к одной из форм речи, присущей главным образом устному виду общения. Однако в исследованиях о диалоге было подмечено, что критерии различения монолога и диалога оказываются нечеткими и потому эти понятия иногда сближаются, а нередко оказываются взаимоисключающими. Отсюда закономерно был сделан вывод об условности границ между диалогом и монологом.
Наиболее глубокая трактовка диалога представлена в трудах М.М. Бахтина, который считал социальную сущность диалога главной для характеристики этой формы речевого общения, поскольку диалог пронизывает собою всю речь. При этом диалогические отношения высказываний представляют собой смену "смысловых позиций". Смысловая позиция – это выражение жизненной позиции, точки зрения, определенного понимания факта, явления. В диалоге сходятся две позиции, между которыми и возникают диалогические отношения. "Событие жизни текста, т.е. его подлинная сущность, всегда разыгрывается на рубеже двух сознаний, двух субъектов" (М.М. Бахтин, 2000: 303). Благодаря такому подходу М.М. Бахтину удалось проникнуть и во внутренний диалог, в котором также взаимодействуют различные смысловые позиции, но уже не разных субъектов (как в двусторонней речи), а одного и того же субъекта (с учетом второго Я). Этот аспект глубоко проанализирован современным психологом Г.М. Кучинским в плане решения смысловых задач (Кучинский, 1987).
Исходя из положений М.М. Бахтина и с учетом результатов исследований философов, науковедов, психологов в функц. стилистике был сделан, в частности, вывод о том, что "языковое общение в принципе диалогично, более того, диалогичность – это форма существования языка в речи" (Кожина, 1986: 11). Таким образом, диалогичность наиболее явно эксплицируется в собственно диалоге как форме речи, но пронизывает и другую ее форму – монолог. Следовательно, диалогичность свойственна не только внешне диалогическим текстам (фиксированный знаками разговор двоих), но и монологическим. По утверждению Э. Вайганда, "язык… должен восприниматься как особый постоянно функционирующий диалог, а смысл высказываний заключается в самом факте их использования при создании диалога".
Итак, вопрос о наличии диалогичности в письменных (в том числе нехудожественных) текстах был поставлен совершенно закономерно. Это качество стало изучаться не только на основе устной речи в обиходной сфере, но и применительно к речи письменной, причем не только в художественной литературе, но и в других, например в научной (Л.В. Славгородская, 1978; 1986; М.Н. Кожина, 1981, 1986, 1998; Н.А. Красавцева, 1987; Л.В. Красильникова, 1995), а затем в публицистической (Л.Р. Дускаева, 1994; 1995). Прежде всего был поставлен вопрос об экстралингвистических основаниях диалогичности в письменной науч. речи.
Последнее сопряжено с тем, что особенности мышления, диалогичного и социального по своей природе, находят отражение не только во внутренней, но и во внешней письменной речи. Принципиальная диалогичность творческого научного мышления была экспериментально доказана Г.М. Кучинским (1983); было определено, что "акт мысли есть акт или возражения, или согласия" (С.С. Гусев, Г.Л. Тульчинский, 1985). Между тем акты возражения и согласия предполагают наличие второго лица, поддерживающего диалог, общение. Общение в современной лингвистике рассматривается как взаимодействие в процессе коммуникативно-познавательной деятельности. Общение – это не только вид деятельности, но и система межличностного взаимодействия, т.е. диалог, общение – процесс двусторонний. При этом и во внутренней, и особенно во внешней речи значим фактор адресата (Н.Д. Арутюнова, 1981).
Помимо коммуникативно-лингвистического аспекта, диалогичность имеет экстралингвистическое основание. С точки зрения науковедов, коммуникация – это процесс связи, общения ученых, в том числе через письменный текст. Диалогичность – неотъемлемое свойство творческого научного мышления (как внутренний диалог со вторым "я" или явный – со своим оппонентом), она помогает лучше понять истину и проверить ход решения проблемы, а в конечном счете – убедительнее доказать ее другим. Диалогичность состоит в установке на коммуникацию в познавательно-речевой ситуации.
Диалогичность мышления проявляется в форме самоконтроля, корректировки, в вопросо-ответных связях (Г.М. Кучинский), в форме оценки смысловых позиций предшественников и современников (А.Н. Соколов, С.Л. Рубинштейн и мн. др.). Диалогичность, следовательно, оказывается как бы "двуслойной" по своим основаниям: в ней совмещаются диалог эгоцентрический и собственно открыто коммуникативный, предполагающий взаимодействие и общение с другим лицом. Поэтому диалогичность письменной научной речи заключает в себе и отражение основной черты собственно диалога – реплицирования, направленности речи на адресата, кроме того, учет в организации текста его реакций, а также взаимодействие смысловых позиций коммуникантов (как разных субъектов, так и одного).
Таким образом, вывод о принципиальной диалогичности письменных научных текстов был сделан на основе комплексного подхода, т.е. с учетом результатов исследований психологов, философов, науковедов. Диалогичность теперь рассматривается как фундаментальное свойство речи вообще, это всеобщий ее признак, выступающий как речевая реализация коммуникативной и познавательной функции языка. Наиболее явно она эксплицируется в собственно диалоге как форме речи, но "пронизывает" собою и другую ее форму – монолог.
М.Н. Кожина выявила разновидности диалогичности письменной научной речи в аспекте структуры речевого акта и взаимодействия коммуникантов. Выражение диалогичности чрезвычайно многообразно как по своим разновидностям, так и по степени ее эксплицированности в тексте. Кроме того, установлены формы (способы) выражения диалогичности, основными из которых являются следующие: 1) "разговор" с другим упоминаемым лицом/-цами, идейными (теоретическими) противниками и единомышленниками; 2) сопоставление (или столкновение) двух и более различных точек зрения, которые обычно в процессе анализа оцениваются автором; 3) "разговор" с читателем, приглашение его к сомышлению, стремление привлечь его внимание к содержанию речи; 4) "разговор" со своим вторым "Я", не двойником, а объективированным "Я" (представленным в тексте как диалог-самоанализ, самоконтроль или – проще – диалог разных логик с целью проверки доказательства). Первая и вторая формы близки между собой. Примеры этих форм: 1) Известна точка зрения, согласно которой понятия таксиса и относительного времени совпадают. На наш взгляд, эти понятия частично пересекаются, но все же не являются идентичными (Бондарко). В этом примере "реплику-стимул" передает косвенная речь, "реплику-реакцию" – вводное слово, несогласие автора с иной точкой зрения – противительная частица все же и отрицательная частица не. В следующем примере чужая речь введена авторской ремаркой: Могут спросить… а причем тут прогресс языка? Не все ли равно, будем мы по-русски акать или окать?.. Конечно, это все равно, если отвлекаться от социальной сущности языка, от его истории (Филин); 2) в приведенных далее отрывках "говорящие" представлены не только как отдельные ученые, но и как чья-то мысль (концепция); для обозначения этого используются имена собственные, соответствующие лексемы (точка зрения, мысль, идея): для ввода чужой речи – цитация, косвенная речь: Так, …Ферс… утверждал, что язык и мышление… Примерно о том же писал и Ч. Фриз, считая, будто бы "все неудачи в истолковании предложения были вызваны стремлением… рассматривать предложение в связи со способом и характером развития мышления" (Будагов); Известна точка зрения, согласно которой каждый язык как бы "формует", "лепит соответствующее сознание… Такую концепцию выдвигает, например, И. Вайсгербер, по мнению которого язык образует как бы "промежуточный мир" между человеком и его сознанием… Подобным же образом Г. Хольц утверждает, что… (ВЯ-84); третья форма – это привлечение читателя к сомышлению, активизация его внимания: Обратим и мы внимание на природу знака… (Головин); Обсудим теперь кратко физический смысл коэффициента (Регель); Допустим на минуту такую возможность… (Головин); четвертая – пример своеобразного самоанализа, эксплицитно выраженной самопроверки с помощью цепи вопросительных предложений, введенных личной конструкцией: Нас сейчас интересует вопрос: живая гибридная система, изображенная на рис. 23а, или неживая? А если неживая, то сколько "живых" звеньев надо добавить, чтобы сделать ее живой? И обратная задача – переход от живого к неживому… Лишь на субклеточном уровне можно пытаться найти этот переход (Френкель).
Лингвистическое выражение первой и второй форм диалогичности осуществляется через использование чужой речи: прямой речи в виде цитации и косвенной, третья форма реализуется разного рода императивными формами и обращением ко второму лицу, а также в виде прямых вопросов, активизирующих внимание читателя. Четвертая форма диалогичности непосредственно связана с рассуждением как типом речи и реализуется в научных текстах помимо вопросительных предложений (в том числе риторических вопросов) употреблением вводных слов, подчеркивающих ход рассуждения, вставных конструкций и, конечно, использованием в этих целях структурных возможностей предложения. Причем в научных текстах третья и четвертая формы часто оказываются полифункциональными. В целом же научный текст с точки зрения диалогичности представляет собою как бы двухслойную и даже местами многослойную (в случае полилогичности) смысловую структуру.
Для характеристики своеобразия диалогичности научного текста важен вопрос о прагматическом аспекте структуры речевого акта и отражении в последнем характера взаимоотношений коммуникантов. В этом плане в значительной мере изучена устная (Г.О. Винокур, 1959; А.К. Соловьева, 1965; А.Р. Балаян, 1970; З.В. Валюсинская, 1979), а также разг. речь (И.Н. Борисова, 2000 и др.). Прагматический аспект науч. речи наиболее исследован на материале жанра рецензии (Л.В. Красильникова, 1995, Е.С. Троянская, 1989).
В науч. текстах выделяется круг разновидностей устного диалога: вопрос-ответ; диалог-унисон; диалог-спор; перевод темы в другую плоскость (переход к новой теме, нередко предваряемый риторическим вопросом). Различия письменной научной и устной разговорной речи обусловливают как спектр разновидностей диалога, так и круг речевых актов и средств выражения в этих сферах общения. В частности, некоторые из разновидностей актов, присущие разг. речи, не свойственны науч. Наиболее типичными ситуациями общения, представленными в письменной научной речи, являются следующие: согласие (одобрение), несогласие, оценка, вопрос-ответ, уточнение, дополнение, пояснение, доказательство, предположение, допущение. В исследованиях, посвященных диалогичности письменной речи, для обозначения минимальной единицы структурирования диалогичности используется понятие "цикл", под которым, вслед за психологом Г.М. Кучинским, понимается "единое целое, образованное двумя взаимосвязанными речевыми актами партнеров, из которых первый как бы открывает, начинает общение и детерминирует последующий" (Кучинский, 22). При этом в элементарный цикл входят лишь монофункциональные (решающие одну коммуникативную задачу) речевые акты. Наконец, в цикле важна способность к развертыванию диалога. Г.М. Кучинский подчеркивает, что в первом акте, который психологом назван обращением, отражается смысловая позиция, точка зрения субъекта, а в ответном – оценка этой позиции интерпретатором. На основе этой оценки, прикрепляясь к ней, выстраивается другая позиция. Так происходит развитие содержания текста.
В письменных текстах диалогичность структурируется в двухкомпонентных циклах, когда и позиция субъекта, и ее оценка эксплицированы в тексте, а также в однокомпонентных циклах, когда одна из позиций представлена имплицитно, т.е. лишь подразумевается. Конечно, циклы с одной выраженной репликой в письменной речи более частотны, потому что диалог с читателем в письменном тексте "свернут" в монологическую форму, т.е. в однокомпонентные циклы. Однако, для того чтобы автору открыто продемонстрировать свою ориентацию на позицию возможных единомышленников или оппонентов, необходимо использование и двухкомпонентных циклов. Степень выраженности диалогичности в этом случае, разумеется, выше, чем в первом, поскольку в двухкомпонентном цикле воспроизводится форма непосредственного устного общения. В тексте различные элементарные циклы чередуются, благодаря чему происходит развитие его содержания. Первая реплика цикла передает смысловую позицию одного партнера в форме сообщения, побуждения или вопроса. В ответной реплике содержится смысловая позиция другого в виде согласия и несогласия, анализа, оценки, уточнения, пояснения, доказательства, ответа на вопрос, причем выражение ответа становится предпосылкой для формирования следующего цикла. Значит, развитие содержания текста заключается в чередовании циклов, отражающем соотношение различных смысловых позиций – утверждение одних и опровержение других.
Примеры элементарных циклов с учетом их прагматических признаков: I. Сообщение как информирование читателя (через одно или ряд повествовательных предложений) о каком-либо фрагменте знаний – отношение к нему (эксплицитное или имплицитное), выраженное либо нейтрально, либо экспрессивно, эмоционально. Отношение к сообщению выражается различно, в виде согласованности или несогласованности точек зрения, например: а) Диалогичность "чисто" информативного характера: Идея необходимости совмещения в грамматическом значении обоих направлений анализа… эксплицитно была выражена уже в 1922 г. С.И. Бернштейн писал: "…отправной точкой синтаксического исследования…" (Бондарко); Невозможно осмыслить проблему без изучения идей И.П. Павлова… Полезно напомнить читателям высказывания И.П. Павлова: "В развивающемся мире…" (Головин). При выражении диалогичности информативного характера представляются сведения, хорошо известные автору, но не читателю (сообщение для другого), при выражении же очень близкого ему диалога-унисона подчеркивается согласованность разных мнений.
б) Диалог-унисон (согласованность точек зрения, подтверждения одного мнения другим): Изменение языка во времени… не контролируется… сознанием человека… Можно в связи с этим сослаться на мнение Э. Бенвениста: "Применение языка…" (Головин).
в) Диалог-спор (несогласие): Такого типа текст или текстема… является переходной единицей… Ср. прямолинейные утверждения обратного порядка: "Структуру текста можно рассматривать…" (Колшанский); Согласно этому пониманию… главные его признаки, выделенные Келером, должны быть соотнесены друг с другом в обратном порядке. Не факт переноса найденного решения следует объяснять… но, наоборот, ход экспериментальной задачи нужно понять как результат… (А.Н. Леонтьев).
Диалог-унисон и диалог-спор, как правило, характеризуются явной оценочностью, степень выраженности которой в тексте и сопровождающая ее экспрессия (эмотивность) возрастают от первого ко второму. Замечено, что именно отрицательная оценка более экспрессивна и связана с воздействием на адресата. А.Р. Балаян выделяет диалог по степени модальной насыщенности (модальный диалог), в частности полемику, и диктальный – выяснение, уточнение каких-либо фактов.
II. Вопросо-ответный комплекс (ВОК) весьма характерен для науч. текстов, особенно для работ теоретического характера, посвященных дискуссионным проблемам и нередко реализуемым в "полемическом ключе". Однако ВОК используется и в учебной литературе, преимущественно для активизации внимания читателя. ВОК в научных текстах встречается чаще всего во фрагментах, содержащих концептуально особенно значимую информацию, а также при рассуждениях, размышлениях. Примеры: Не теряется ли идеальный характер сознания…? Перестает ли она быть идеальной копией…? Конечно, нет (А.П. Шептулин). Вводимые односоставными и личными конструкциями, ВОК предвосхищают реакцию читателя; см., напр.: "Что же, – спросит читатель, – язык в процессе функционирования приостанавливается в своем развитии?" Получается, будто язык развивается вне процесса своего же функционирования (Будагов).
Вопросо-ответный комплекс – это структурно-семантическое единство, состоящее минимально из двух предложений. Наиболее типичны для научных текстов вопросы в ходе решения творческих задач, в процессе анализа проблемы и принятия решений в альтернативных эпистемических ситуациях, т.е. при рассуждении. Весьма активны они при формулировании гипотезы и нового знания – авторской научной концепции (проблемные вопросы). В текстах теоретического характера они связаны с экспликацией таких фаз познавательной деятельности ученого, как проблемная ситуация, идея, гипотеза, а также доказательство гипотезы, особенно при наличии "конкурирующих гипотез" и их анализа.
ВОК реализуется как проблемные вопросы, исходящие от автора (и в то же время как предполагаемый вопрос читателя), на которые отвечает сам автор (риторический вопрос), для выражения автодиалогичности, напр.: Рождается вопрос: откуда же взялось это тепло? …какое же это состояние энергии… Для того, чтобы выяснить это, мы должны взглянуть на химические явления (Тимирязев); Если понимание настолько всеобще, то насколько же оно специфично…? Не является ли оно бессодержательным…? Где и как существует… знание? В пятнах типографской краски… в звуковых колебаниях? И да и нет (Гусев); Допустим, что синтаксис отдельного языка – понятие достаточно определенное, тогда как же следует толковать синтаксис ряда родственных языков? Как расширяются границы синтаксиса ряда родственных языков? Дело в том, что синтаксис двух родственных языков… (Будагов); Возникает вопрос о том, как же богатство языка сочетается с его "экономией"? Ответ на этот вопрос потребует рассмотрения хотя бы небольшого материала (Будагов).
III. Еще один цикл: Побуждение–ответная реакция. Этот цикл в письменно-научной речи предстает прежде всего как активизация внимания читателя, напр.: Рассмотрим, как С.Д. Кацнельсон преодолевает возникшее теоретическое затруднение. Ученый признает, что… (Головин). Пусть в любой Е-окрестности содержится бесконечно много элементов. Рассмотрим совокупность… (Ильин). Здесь автор, обратившись к читателям, рассматривает проблему как бы на фоне их активизированного внимания. Побуждение обнаруживается в научных текстах рассуждающего характера, при допущениях в доказательстве: Теперь докажем теорему. Будем считать, что… Введем граничные условия… Проинтегрируем уравнения… (Лебедев) или для выражения рекомендаций: Теперь следует перевести на какие-нибудь меры, например, на граммы и рассуждать так… (Реформатский).
Прямое обращение к читателю может использоваться для передачи особого фрагмента – перехода к новой теме, выделяемого некоторыми лингвистами как семантико-структурный вариант диалогичности (или разновидность диалога): Обратимся к другим аспектам… различий (Бондарко); Посмотрим теперь на противоположение лексики и грамматики с другой стороны… (Щерба).
В целом в письменном научном тексте, по сравнению с устным диалогом, сила "иллокутивного вынуждения" ослаблена, так как тип запроса информации носит мыслительный характер" (Л.В. Красильникова, 1995). Важно, что диалог смысловых позиций, мнений реализует динамику текстообразования и предстает как весьма существенный стилистико-текстовой признак научной речи. Это подтверждает мысль о целесообразности отнесения диалогичности к текстовым категориям (см.), см. также: Категория диалогичности функциональная семантико-стилистическая.
Лит.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М., 1940; Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. – М., 1959; Соловьева А.К. О некоторых общих вопросах диалога. – ВЯ. – 1965. – №6; Арутюнова Н.Д. Некоторые типы диалогических реакций и "почему"-реплики в русском языке. – ФН. – 1970. – №3; Ее же: Фактор адресата. – Изв. АН СССР. – Сер. лит. и языка. – 1981. – №4; Балаян А.Р. К проблеме функционально-стилистического изучения диалога. – Изв. АН СССР. – Сер. лит. и языка. – 1970. – №3; Ее же: Еще один монолог о диалоге (и полилоге). – РЯЗР. – 1981. – №4; Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1972; Его же: Эстетика словесного творчества. – М., 1979; Его же: Автор и герой. – М., 2000; Гельгардт Р.Р. Рассуждение о монологах и диалогах: Сб. Докл. и сообщений лингв. общества. 2. – Калинин, 1971. Вып.1; Библер В.С. Мышление как творчество (Введение в логику мысленного диалога). – М., 1975; Валюсинская З.В. Вопросы изучения диалога в работах советских лингвистов. Синтаксис текста. – М., 1979; Кожина М.Н. Диалогичность письменной научной речи как проявление социальной сущности языка // Методика и лингвистика. – М., 1981; Ее же: О диалогичности письменной научной речи. – Пермь, 1986; Соколов А.Н. Проблемы научной дискуссии (логико-гносеологический анализ). – Л., 1980; Ломов В.Ф. Проблема общения в психологии (вместо введения) // Проблемы общения в психологии. – М., 1981; Кучинский Г.М. Мышление и диалог. – Минск, 1983; Амвросова С.В. Языковые средства полифонии в худож. тексте (на материале английских романов ХХ века): дис. канд. филол. наук. – М., 1984; Славгородская Л.В. Научный диалог. – Л., 1986; Красавцева Н.А. Выражение диалогичности в письменной научной речи (на материале английского языка): дис. канд. филол. наук. – Пермь, 1987; Карпенко Е.П. Внутренний диалог в лирической поэзии ХХ века: Автореф. канд. филол. наук. – М., 1991; Чепкина Э.В. Внутритекстовые автор и адресат газетного текста: Автореф. канд. филол.наук. – Екатеринбург, 1993; Дускаева Л.Р. Изменения форм выражения диалогичности в газетно-публиц. текстах нач. 1990-х гг. (по сравнению с текстами нач. 80-х гг.) // Разновидности текста в функционально-стилевом аспекте. – Пермь, 1994; Ее же: Диалогичность газетных текстов 1981–1991 гг.: дис. канд. филол. наук. – Пермь, 1995; Ее же: Функц.-стилистическая категория диалогичности в газетно-публиц. текстах // Публицистика и информация в совр. обществе. – М., 2000; Красильникова Л.В. Диалогическая структура научного дискурса в жанре научной рецензии: Автореф. дис…. канд. филол. наук. – М., 1995; Борисова И.Н. Русский разговорный диалог (структура и динамика). – Екатеринбург, 2001.
Л.Р. Дускаева

Стилистический энциклопедический словарь русского языка. — М:. "Флинта", "Наука". . 2003.

Смотреть что такое "Диалогичность речи письменной" в других словарях:

  • Категория диалогичности функциональная семантико-стилистическая — – одна из разновидностей текстовых категорий, представляющих собой систему разноуровневых языковых средств (включая текстовые), объединенных на текстовой плоскости общей функцией выражения диалогичности (см.); структурируется на основе полевого… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Научный стиль — представляет науч. сферу общения и речевой деятельности, связанную с реализацией науки как формы общественного сознания; отражает теоретическое мышление, выступающее в понятийно логической форме, для которого характерны объективность и отвлечение …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Языково-стилистические изменения в современных СМИ — Из всех функциональных стилей русского языка наиболее заметные изменения в последние полтора десятилетия зафиксированы в СМИ, что естественно и закономерно при учете глобальных политико социальных преобразований, происшедших в России с 1985 г.… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Язык и стиль электронных СМИ — – разновидность устной публичной речи публицистического стиля. В последние полтора десятилетия произошли глобальные изменения в информационной системе, в радио и телеречи. Сегодня все большее распространение получает и такое новое средство… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Эпистолярный стиль — (от греч. epistola – письмо, послание) – стилистическая особенность писем (посланий) как одной из разновидностей письменной лит. речи (см. Эпистолярный жанр). Номинация Э. с. используется в одном из возможных значений термина стиль (см.), но… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Литературный язык — – основная форма существования национального языка, принимаемая его носителями за образцовую; исторически сложившаяся система общеупотребительных языковых средств, прошедших длительную культурную обработку в произведениях авторитетных мастеров… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • Монолог — (от греч. mуnos – один и lоgos – слово, речь) представляет собой речь, обращенную к самому себе или другим (речь от первого лица), не рассчитанную, в отличие от диалога (см.), на непосредственную вербальную реакцию другого лица (лиц). – М.… …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка

  • ЛИТЕРАТУРА — уч. предмет в общеоб разоват. школе. Осн. содержание его составляют произведения словесного иск ва. Особая роль этого иск ва в истории культуры и в духовной жизни общества определяет место и значение преподавания Л. в школе. Через слово в его… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • ЛИТЕРАТУРА — уч. предмет в общеоб разоват. школе. Осн. содержание его составляют произведения словесного иск ва. Особая роль этого иск ва в истории культуры и в духовной жизни общества определяет место и значение преподавания Л. в школе. Через слово в его… …   Российская педагогическая энциклопедия

  • Язык — важнейшая знаковая система в человеч. культуре, средство членения, классификации и надындивидуальной фиксации опыта, посредством к рого осуществляется речевое общение и понятийное мышление. Благодаря Я. возможны собственно человеч. формы… …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»